К владыке Арсению

«Мы до сих пор еще не оценили величины

того труда и стараний, которые

приложил святитель Арсений

на благо Христовой Церкви».

В.В. Волков, сотрудник Архива Митрополии РПСЦ

Оренбург. Вечером, отдохнув после Пасхальной службы, мы выехали на машине к владыке Арсению Уральскому, святому, прославленного церковью спустя сто три года после преставления в десятых годах нашего времени.

В истории Христовой Церкви он вложил наверно самый большой вклад, это был величайший светильник XIX и XX столетий, защищавший православную веру. Владыка Арсений, тогда еще просто Анисим Швецов пришел в древлеправославную Церковь Христову из беспоповцев, с детского возраста тяготея к монашеству, подвижнической жизни, возлюбив Бога. Переход он совершил осознанно, познакомившись с владыкой Антонием Шутовым, первым архиепископом Московским и всея Руси, во время трудное для верующих христиан. Он долго изучал библиотеку владыки Антония, читая святоотеческие книги. Он написал множество трудов, защищающих Церковь Христову от лжи, которую опрокидывал дьявол на нее, среди них «Оправдание старообрядствующей Христовой Церкви», несколько томов его сочинений. Его взгляд был настолько пронзительным, но в то же время и кротким, словно любящий отец смотрит на своих детей, в его глазах читалось что-то очень доброе, духовное, чувствовалась вера и мудрость, данная от Бога. На фотографии, где владыка в облачении, видно, что он слегка нахмурил брови, создавая впечатление человека сконцентрированного, умного, взвешивающего каждое свое действие. Даже от одного только внешнего вида сразу начинаешь питать к нему братскую любовь к нему. Кроме своих письменных трудов, он обращал множество старообрядцев, не приемлющих священство, в одиночку отправляясь на беседы. Мирным диалогом, а не страшными угрозами как это делали миссионеры Синода, он приводил множество людей в древлеправославную Христову Церковь. Его умение убеждать словом, с любовью ко всем людям достойно звания «пастырь добрыи».

20170417_09470220170417_095541

Итак, нас было четверо: Илья за рулем, Георгий и мы на задних сидениях – тетя Вера (мама Ильи) и я. Путь лежал через границу Казахстана, в Уральск – старинный город, который основали Яицкие казаки (р. Яик или по-современному - Урал). В нем проживают и русские и казахи в мирном добрососедстве. В Уральске, несмотря на режим царской России, все-таки было много старообрядцев, что оказывало сильное влияние на конфессиональный состав города, о чем свидетельствует история – почти все храмы были единоверческими и лишь несколько были староверскими. Такова была вера православных христиан (то есть старообрядцев), что местное новообрядческое население не принимала новый обряд, молясь по-старому, хотя и пребывая в Синодальном вероисповедании.

Проехав через границу, мы поняли, что в России очень хорошие дороги, так как выехали на тропу (иначе, конечно, не назовешь ее), изрытую ямами, ехали «в пьяную», постоянно объезжая ямы. Потом дорога постепенно перешла в грейдер – особую насыпь из мелкой каменной крошки.

Наконец, спустя 5 часов дороги, мы прибыли в Уральск. Чувствуется, как в городе жива старина, ее поддерживают власти – реставрируют, наводят чистоту на улицах. Мы проехали первый храм, бывший старообрядческий. Местный священник, новообрядец конечно же, тяготеет к древлеправославию, о чем нам потом рассказал настоятель Покровского храма.

За поворотом показалось ветхое старинное здание голубого цвета. Это церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы. Снаружи он кажется совсем небольшим, но внутри это настоящий собор на две тысячи прихожан. Удивительное зрелище…

- Вот и храм, - говорит Илья, - а вон и отец Константин стоит, встречает нас. - пояснил он, и мы увидели худощавого молодого священника с длинной черной бородой.

Отец Константин произвел на меня положительное первое впечатление: добрый, скромный, имеет большую семью – жена, да четверо детей, ну и что особенно важно – они, да может еще два-три человека, ведут службу. Мы благословились, поздравили отца с Пасхой и пошли в храм.

Стараниями владыки Арсения эту церковь отдали нам в 1905 году, там когда-то была красивейшая роспись, которая, к сожалению, дошла до нашего времени в виде отдельных сегментов. В советский период храм забрали и лишь в 90-х годах передали верующим. Снаружи этот прекраснейший собор выглядит в стиле эклектика, с элементами неоклассицизма. Жаль я забыл спросить кто был архитектор этого великолепного храма. Местами под крышей осыпалась поребрика, на южной стороне, где главный вход – зияет трещина, которая, как предположил настоятель, образовалась из-за обвалов подземных ходов, соединяющих весь город. Купола у храма я не обнаружил, только небольшую башенку с осьмиконечным крестом. Снаружи видны просторные высокие окна, взятые из классического стиля.

Отец Константин открыл тяжеленные двери-врата, на каждой из которых изображен осьмиконечный крест и мы вошли в этот прекраснейший Божий Дом. Когда я вышел в притвор, то увидел великолепие четверика - епископскую кафедру, шесть колонн, напоминающих Покровский Собор на Рогожском в Москве, иконостас, с заботливо заполненным первым ярусом иконами. В храме уютно, удивительно богодухновенная атмосфера, передающая былое величие здания. В некоторых местах даже сохранились остатки росписи, а в других даже восстановлены несколько участков. Да, вот бы сейчас хорошенько отреставрировать это чудо…

- Да хотя бы вот трещины эти убрать, а не то будет храм аварийным, отберут ведь, - с некоторым переживанием сказал отец Константин уже на следующий день перед нашим выездом.

И он прав. Собор, вмещающий 2000 человек, а ведь его строили под число молящихся, имел два придела, о которых, к сожалению уже ничего неизвестно. В северном располагаются гости, а вот в южном почивает великий святитель прошлого столетия – святой Арсений Уральский, чья рака, с целым телом находится под окном. Жалюзи на окне пропускают легкие солнечные лучи, придавая еще больше умиротворенной атмосферы этому святому месту.

Мы ужинали, за столом рассказывая разные истории друг другу. Вечером мы решили помолиться Псалтырь о здравии у мощей владыки Арсения, как это по традиции делают гости о. Константина, а утром,  проснувшись, уже молились чинопоследования Пасхе и приложились к мощам святого.

- Помню я, - на следующий день вспоминал отец Константин события обретения мощей, после того как мы поздравили владыку Арсения с Пасхой, пропев праздничные песнопения по чину, - когда обретали мощи. Огородили от лишних глаз место обретения, вскрыли внешний, полностью сохранившийся деревянный гроб, облеченный в прогнивший, что удивительно, цинковый, и начали потихоньку снимать с владыки облачение. Оно-то едва лишь истлело, слегка потемнев. Лицо владыки, верхняя часть туловища была сохранена настолько, что на лице были видно не впавшие веки, нос, губы, полностью сохраненные ушные раковины. Это поистине произвело на всех огромнейшее впечатление. Ведь стать свидетелем обретения мощей святого – это дар Божий. «Ну и какие еще нужны доказательства истины нашей православной веры?» - заметил в тот момент отец Леонтий Пименов, тоже прибывший на обретение. Цвет кожи у владыки был темнокоричневого цвета, с сохранившейся кожей, мышцами, о чем свидетельствовали мышцы шеи. Просто в них не было жидкости, как и в любых других мощах святых угодников Божиих, чьи тела были обретены полностью. – с восторгом вспоминает отец Константин. – Было время, когда НКВД-шник в сопровождении новообрядческого священника вскрыли склеп владыки. Рассказывали также, что их обуял страх, и они в ужасе убежали. Вероятно, что это нарушило герметизацию склепа, и от этого туда проникла влага, что послужило гниению цинкового гроба и разрушению мягких тканей святого в нижней части тела, оставив полностью сохраненные сухожилия и кости.

- Когда мы обрели мощи, то местное новообрядческое священство стало просить частицу мощей.

- Ха-ха! Вот как!? – засмеялся я в ответ этому заявлению. Этого следовало ожидать от них, способных по своим духу и природе на такие ухищрения. Тем временем тетя Вера уже позвала нас на чай и мы отправились на кухню.

- Да, сейчас бы конечно кто помогал бы на службе, хоть бы прислали бы кого. Денег, правда, нет совсем. Мы еле-еле внутри ремонт сделали. Так, жилье, питание можем еще потянуть. - говорит отец Константин.

Тяжело ему тут, дай Бог ему терпения, а то иногда вообще они с матушкой службу проводят, а тут такая святыня великая, такой светильник Христов! Хорошо бы если кто по благословению духовного отца приехал бы сюда, служить, порядочный человек какой-нибудь. Потенциал огромный в Уральске, да делателей мало.

Тем временем мы заговорили о туризме и паломничестве в Уральск. Я пошел печатать обычную экскурсию по старообрядчеству, а настоятель с ребятами уехали по делам в город. Когда они приехали, все уже было готово. Мы собрались, еще раз помолились у владыки Арсения, как бы взяв благословение у него, и поехали обратно, в Оренбург. В сердце каждого остался след о замечательном посещении Уральского Покровского Собора, о владыке Арсении, об отце настоятеле. Теперь хорошо бы поехать к нему в сентябре на обретение мощей.

Уже в самолете, на пути в Москву, я подумал: «Стольких людей с помощью Божией привел этот святой в веру! Интересно, как часто у нас молятся службы святителю Христову Арсению?»

автор - Даниил Ермохин20170417_100022 20170417_114445