Арсений Иванович Морозов и революция.

В пятидесяти километрах к востоку от Москвы находится город Богородск. В 1781 г. указом императрицы Екатерины II станция Рогожи, на которой, кстати, во время путешествий по Владимирке не раз останавливались Радищев, Суворов, Пушкин, Толстой, получила статус города - со звучным и красивым названием Богородск (ныне – Ногинск).

Богородский уезд начала века – это очень большая территория, включающая полностью или частично земли нынешних Ногинского, Павлово-Посадского, Щелковского, Орехово-Зуевского, Сергиев-Посадского районов. Это уезд с самым большим процентом старообрядческого населения по всей России. Возможно, из-за того, что в здешних девственных лесах им легко было затеряться, а может быть, по другим каким причинам, но именно в деревнях, селах, уездах и, конечно, в самом Богородске постепенно собирались старообрядцы. Местные старообрядцы принадлежали к поповцам белокриницкой иерархии. В уезде одной из самых многочисленных старообрядческих общин была Богородско-Глуховская во главе с Арсением Ивановичем Морозовым.

Богородско-Глуховский уезд был самым промышленным уездом Московской губернии. Большие фабрики вырастали на богородской земле, привлекая в города десятки тысяч бывших крестьян. Из своих деревенских общин, из привычных условий жизни, из-под влияния многовековых патриархальных устоев, обычаев и верований люди уходили в цеха, в казармы, в суету городской жизни. Повсеместно в России это сопровождалось падением религиозности и нравственности, исконных понятий о почитании церкви, властей, родителей. Создавались те условия, которые подготовили революцию, гражданскую войну и богоборчество. Не видеть этого было невозможно уже тогда.

Арсений Иванович (1850-1932) — наиболее интересная и примечательная личность из «богородских»  Морозовых, или «Захаровичей». Представители рода Морозовых обладали хорошей хозяйской хваткой и необыкновенным трудолюбием. Основатель рода - Савва Васильевич, начав свое дело, будучи крепостным, имея 5 рублей золотом в кармане - подарок помещика на свадьбу, к концу жизни оставил своим детям в наследство процветающие фабрики в Орехово-Зуеве, Богородске, Твери. В Орехово правили "Тимофеевичи" и "Елисеевичи", в Твери - "Абрамовичи", а в Богородске - "Захаровичи". Ветви названы по именам четырех сыновей Саввы Васильевича, которым он передал дело. Захар Морозов получил от отца капитал и красильное отделение Орехово-Зуевской мануфактуры в Богородске. Имя его увековечено в названии конечной станции - Захарово - железнодорожной ветки, отходящей от основной железнлй дороги Москва-Владимир. Ветка эта была проведена внуком Захара Морозова - Давидом Ивановичем, родным братом Арсения Ивановича.

Образование А.И. Морозов получил сначала в России (старейшее Коммерческое училище), а затем в Англии — несколько лет жил в Манчестере. Прекрасно знал английский язык, владел немецким и немного французским. Был прирожденным математиком, в уме свободно манипулировал огромными цифрами, вплоть до семизначных. Прекрасно играл в шахматы. Был знатоком живописи, имел множество картин: полотна И. К. Айвазовского, И. И. Левитана, Ф. С. Рокотова и др. Сотрудничал в московском старообрядческом журнале «Церковь», где постоянно публиковал полемические материалы в защиту старой веры и освещал дела Богородской старообрядческой общины, почетным председателем которой был, иногда помещал свою переписку с официальными лицами по вопросам, затрагивающим интересы старообрядцев. Сам до конца дней оставался ярым приверженцем старой веры.

Став богатыми промышленниками, в своей жизни Морозовы по-прежнему сохранили сильные старообрядческие традиции: религиозность, высокая нравственность в отношениях с единоверцами, трудолюбие, почитание властей, скрытность, предприимчивость, взаимопомощь. Эти качества старообрядцев Морозовых влияли на характер взаимоотношений с рабочими. Однако расширение производства и баснословные прибыли Морозовых достигались жесточайшей эксплуатацией рабочих. Они трудились по 12 часов в день, дыша хлопковой пылью, испарениями ядовитых красок и кислот, поэтому на фабриках свирепствовал туберкулёз. Повсеместно использовался детский труд, особенно выгодный для хозяев, потому что оплачивался ниже. Худенький, измождённый ребёнок, волочащий корзину с пряжей, — обычная картина фабричной жизни. За тот же труд российский рабочий получал несравненно меньше своего европейского или американского собрата. Иногда штрафы отнимали до половины и без того нищенской зарплаты. Из-за тесноты в цехах часто происходили увечья. Жили приезжие рабочие в казармах, в которых с двух сторон в два этажа тянулись нары с узким проходом между ними. Одно помещение отделялось от другого только занавесками. В таких условиях проходила вся жизнь рабочих. Можно сказать, что русская промышленность строилась на костях. Тяжёлые условия жизни привели к забастовке. В 1885 году на всю страну прогремела так называемая “морозовская стачка” на Никольской мануфактуре, где условия труда и быта рабочих были ещё более тяжёлыми.

Первая забастовка на Богородско-Глуховской мануфактуре прошла в 1887 году. Интересно, что, наряду с требованием о повышении расценок и установлении еженедельной выдачи зарплаты, ее участники требовали разрешения покупать продукты не в "хозяйской" лавке, а на стороне, ибо продукты для рабочих в хозяйской лавке были низкого качества и дороже обычного уровня.

Основной задачей управляющего Богородско-Глуховской мануфактурой А.И.Морозова было, не секрет, извлечение прибыли из подведомственного ему фамильного морозовского производства.

Но перед управляющим Богородско-Глуховской мануфактурой А.И.Морозовым стояла еще и вторая задача – не столько практическая (хотя и это, естественно, тоже), сколько нравственно-эстетическая. Создать на востоке Московской губернии этакий город-сад, город-рай. Рай по преимуществу старообрядческий. Арсений Иванович, ничуть не смущаясь, отдавал предпочтение братьям по вере – при приеме на службу, при распределении мест.  "Не пить, не курить, не воровать" - такое наставление получал каждый, принимаемый на фабрику Морозовых.

Хорошо отлаженное производство, стабильные доходы от мануфактуры позволяли А. И. Морозову претворять в жизнь свои задумки по улучшению материального, жилищного и духовного состояния как рабочих своих фабрик, так и жителей Богородского уезда.

После 1905 г., прошедшего для Морозовых спокойно (надо сказать, что во все годы существования производства в Глухове ни сколько-нибудь заметных забастовок, ни волнений не было), началось основное строительство.

Приглашенный в Богородск модный тогда архитектор А.В. Кузнецов, в дополнение к имеющимся, строит Новоткацкую фабрику Глуховской мануфактуры (1907-1908), ставшую после строительства одной из лучших в мире - и по архитектурному проекту, и по оснащенности. В здании была применена новая система вентиляции, приближенная к современной системе кондиционирования. Впервые на русских фабриках здесь появились светлые удобные гардеробные с индивидуальными шкафчиками для верхней одежды. Качество строительства было таким, что первый ремонт на предприятии осуществили только в 1967 г.

Благодаря Морозовым Богородск стал городом русского модерна. В Богородске строились мужские и женские училища. В Глухове благодаря стараниям Арсения Ивановича Морозова к началу Первой мировой войны сформировался уникальный социально-бытовой комплекс, включавший жилые дома, больничный городок, школы и училища, церкви, клуб приказчиков, библиотеку, фабричные лавки и магазины, а также огородные плантации для выращивания различных овощей. Жилые дома, построенные Морозовым для рабочих и служащих Глуховской мануфактуры, до сих пор используются по назначению. Для рабочих были построены 4-этажные казармы Т-образной формы с вентиляцией, канализацией, воздушным отоплением. Служащие жили в двухэтажных деревянных домах. Существовала и привилегированная улица, где жили иностранные специалисты и отечественные инженеры. Практически во всех домах, включая деревянные, была канализация. Для детей рабочих была открыта фабрично-заводская школа.

Уже говорилось о том, как влиял на рабочих отрыв от привычной религиозно-бытовой среды. Арсений Иванович боролся с этим своими средствами. Построенные им в Богородске казармы для рабочих славились образцовым порядком, чистотой и удобством; сама жизнь в них приучала к дисциплине и ответственности. Но при этом Морозов считал, что даже самое удобное общежитие не являлось нормальной жизненной средой. Он всячески способствовал тому, чтобы каждый рабочий мог построить свой дом, имел участок земли, жил семейно, самостоятельно, по-хозяйски. Как вспоминали бывшие работники Морозовских фабрик, Арсений Иванович стремился лично знать жизнь каждого из многих сотен и тысяч своих людей. Пристально следя за их поведением, первоочередное внимание он уделял их отношению к церкви, причем особенно был требователен в этом к старообрядцам. Еще из рассказов о Морозове запомнилось то, как он верхом на лошади объезжал свои фабрики. Он смотрел не только за тем, чтобы рабочие не отлынивали и не пьянствовали. Увидев человека, неприлично, вызывающе одетого, развязного в поведении, услышав похабную шутку, черное или матерное слово, Морозов мог запросто отхлестать рабочего плеткой. Но гораздо больше хозяйской плетки боялись увольнения с фабрики. И за строгость Арсения Ивановича уважали не меньше, чем за его заботу о людях.

Впрочем, даже отношения Морозова с, казалось бы, родным, старообрядческим начальством были напряженными. В 1909 году архиепископ Иоанн, глава старообрядцев Белокриницкого согласия, даже отлучил его от церкви – за “потворство браку между лицами, находившимися в непозволительном по законам православной церкви родстве”. Правда, спустя всего несколько месяцев Морозов снова был воцерковлен – принимая во внимание раскаяние Арсения Ивановича и “полную сыновнюю покорность его”

Известен  был Арсений Иванович и как  храмосозидатель. Когда царским манифестом от 17 апреля 1905 старообрядцам была предоставлена свобода вероисповедания, он занялся возведением храмов: в одном лишь Богородске и его предместьях было построено 4 старообрядческих храма, а в Богородском уезде — около 15 (сохранился один, в полуразрушенном виде).

Религия занимала важное место в жизни фабрикантов. Следует отметить, что старообрядцы «гусляки», чтобы быть принятыми на фабрику, прибегали к одному из любимых приёмов А.И.Морозова, приходили в молельную раньше «самого», т.е. хозяина, становились у него на виду и усердно отбивали поклоны, привлекая этим внимание хозяина. По окончании службы Морозов приходил к такому старообрядцу и спрашивал: кто? Откуда? – и довольный религиозным рвением новичка, направлял на работу.  Это не было характерным явлением лишь для Глуховских Морозовых. Особенно этот способ был популярен при создании Морозовских мануфактур. При подобном найме Морозовы выступали в роли «отца – благодетеля» (откупали крестьян от крепостной зависимости, избавляли от рекрутчины, платили повышенную заработную плату, давали ссуды на строительство домов) и рабочие в течение многих лет смотрели на своих хозяев и их деятельность как на особую божественную миссию попечительствовать над ними.  Складывались как бы семейные отношения.

Начавшаяся война 1914 года отвлекла много мужской рабочей силы. Спрос на товары текстильных фабрик возрос.

Во время войны начали выпускать широкий ассортимент товаров. Пошли в ход все завалы хлопка, ухудшилась работа, снизилось качество товара. Прядильщикам и ткачам работать стало очень тяжело. К сожалению, зарплата рабочих практически не увеличилась. Работа постепенно становилась практически адом. Росли цены на продукты питания. Всё тревожнее приходили письма с фронта. Всё больше становилось вдов и сирот. Нарастало озлобление. В этих обстоятельствах Морозовым пришлось столкнуться ещё с одной проблемой: недовольство рабочих. Морозову были предъявлены требования о прибавке к зарплате в 20%, об установке кубов для кипятка и др.

Для переговоров со стороны рабочих были выдвинуты делегаты. Морозов требования принял. Однако в ближайшее время делегаты были уволены с фабрик. Рабочие в знак солидарности забастовали – решили отстоять своих товарищей и не допустить их увольнения. В один из дней были арестованы все руководители этой стачки и члены правления больнично-страховой кассы, принимавшие участие в руководстве его и многие революционно настроенные рабочие. Всё это произошло без кровопролития. Забастовка была подавлена, рабочие приступили к работе.

Глуховская стачка была вызвана осложнившимися материальными и ухудшившимися условиями труда рабочих. В этом были объективные причины: война, необходимость замещать мужчин, ушедших на войну, низкий уровень социальной защищённости рабочих. Нельзя сказать, что Морозов совсем не стремился решать возникшие проблемы, но в сложившихся условиях полное решение этих проблем было невозможно.

Вместе с войной на российскую землю пришла революция. Естественно коснулась она и Богородского края. Текстильная промышленность декретом СНК была национализирована в июне 1918 года, а до создания рабочих правлений распоряжались фабриками бывшие хозяева. На фабриках усиливал свою деятельность рабочий контроль над производством фабрики.

После революции у Арсения Ивановича Морозова отняли всё. «Бог дал – Бог взял», говорил он горевавшим родственникам. В душе он относился к большевистскому режиму как к порождению антихриста.

Арсения Ивановича Морозова очень уважали в Глухове за неравнодушие к делу, искреннее радение обо всём, чем занимался.

После Октябрьской революции Арсений Иванович перестал быть владельцем предприятий, но остался на должности управляющего, который внимательно следил за тем, чтобы все механизмы исправно работали.

Примерно в 1922 году произошёл такой случай: Морозов палкой отходил кладовщика сырьевого склада за плохое хранение хлопка. На жалобу кладовщика было принято решение: «Если хочешь быть хозяином склада, заруби себе на носу: ты в настоящий момент оказался хуже для нас, чем бывший фабрикант. Вреднее. Арсений Морозов, понятно, уже никто, «бывший человек». Но болеет он душой за фабрики, хотя они ему больше не принадлежат. Конечно, палкой бить за беспорядок по нынешним временам не полагается. И это мы ему строго-настрого внушим. Но стыдно-то должно быть не ему, а тебе. Потому, что сырьё хранишь небрежно!».

Арсений Иванович сумел возвыситься над своими многомиллионными потерями в дни революции. Страсть созидателя оказалось в нём сильнее. Следует сказать, что Морозов никогда не верил в то, что новые хозяева сумеют без него повести дело. Отдавая ключи от кабинета и сейфов, он более всего сокрушался, что рабочие «пустят всё по ветру».

Сильно был расстроен Арсений Иванович, но не стал крушить и ломать свои предприятия. Дорого было Морозову само его существование. И революцию, и гражданскую войну и разруху воспринимал Арсений Иванович как-то однобоко, только под тем углом зрения, что непреодолимое бедствие постигло его мануфактуру, разрушило дело всей его жизни.

«Рассказывают, ходил он сразу весь состарившийся, по опустевшим цехам и, раскачивая трясущейся от негодования головой причитал: -Ай-яй-яй, погибли фабрики! Ой-ёй-ёй, разорили, душегубы, мануфактуру! Уй-юй-юй, что натворили, дурачьё, иродово племя!». 

Над ним не смеялись. Рабочие его понимали. Морозов разрывался между ненавистью к новой власти и острым желанием видеть фабрики восстановленными. Никаких финансовых и производственных секретов не раскрыл. Жгла душу бывшего фабриканта нелепая надежда – вдруг всё вернут, убедившись, что без него дело не идёт. Но дело пошло. Тогда отпустил Арсений Иванович сына своего помогать поднимать всю российскую текстильную промышленность. Сын был так же управляющим фабриками.

Печальная участь забвения постигла и знаменитый Морозовский хор, созданный по инициативе Арсения Ивановича и проповедовавший древнерусскую певческую культуру. Концерты хора проходили в залах Москвы и Петербурга. Несомненным показателем успеха были выпущенные тогда грампластинки типа «Гранд» и «Гигант» (частично сохранившиеся). В 80-е годы прошлого столетия советская фирма «Мелодия» выпустила пластинку, воспроизводящую старинные записи Морозовского хора. Морозовский хор просуществовал при Богородско-Глуховской мануфактуре более 30 лет и финансировался управляющим мануфактурой – А. И. Морозовым. Морозов лично отбирал для хора способных детей, юношей и девушек из семей своих работников-старообрядцев. Хор возник еще тогда, когда старообрядческое богослужение совершалось чаще всего в домовых и походных церквах, под угрозой полицейских облав. Морозов хотел, чтобы живое древнерусское наследие не исчезло. Сам Арсений Иванович очень любил петь и запросто мог стать регентом хора. У него был сильный, красивый голос. Во время церковных служб он с удовольствием пел на клиросе. Наверное, поэтому в газетах того времени глуховский хор стали называть Морозовским, а самого Арсения Ивановича – «Поющим Миллионером».

Из воспоминаний И. Чижовой «На рубеже веков».

«Моя бабушка была солисткой этого хора и часто рассказывала мне об Арсении Ивановиче. О том, что он отправлял за свой счёт её и нескольких других самых талантливых солистов хора учиться пению в Италию. Но родители-старообрядцы не желали и слышать о дочери-актрисе. Потом была московская коммуналка, ранняя смерть мужа, бедность. В далёкой юности остались мечты о сцене, тёплых странах и тихом местечке Глухово (ныне город Ногинск), где прошло её детство в доме на 4 семьи — такие дома строил Арсений Иванович для своих служащих. В её памяти он остался коренастым, с небольшой бородкой и умными глазами; он помогал всем, кто к нему обращался. Всю жизнь он прожил в Глухове до своей смерти в 1932 году. Она вспоминала, что после национализации производства молодёжь, отправленная им учиться в Италию, материально помогала ему, находя способы переправить деньги из-за границы».

После Октябрьской революции судьба церковно-общественных трудов Арсения Ивановича была более чем печальна. Советская власть сохранила созданное Морозовым мощное текстильное объединение; из среды морозовских кадров вышли многие виднейшие деятели советской легкой промышленности. Его фабрики получили дальнейшее развитие. Но уничтожены были все до единой созданные им церкви. Исчезли собрания древних икон и певческих книг; распались общины и хоры. И все это произошло на глазах самого Арсения Ивановича – в течение 20-х–начале 30-х годов.

Арсений Иванович прожил 82 года. Умер он в 1932 году. Похоронен был на Рогожском кладбище. Над могилой поставили огромный дикий камень с высеченными фамилией и датами рождения и смерти. Через какое-то время камень исчез и вскоре был обнаружен на Новодевичьем кладбище на могиле дрессировщика Владимира Дурова. Вандалы похитили гранитную глыбу, высекли из неё фигуру Дурова и установили на новом месте. После кражи камня могилу Арсения Морозова стёрли с лица земли. 

Использованная литература: Газета «Алтайский старообрядец», Газета Ногинского р-на «Первое сентября», Богородский хронограф, И.Ф.Токмаков “Историко-статистическое и археологическое описание г. Богородска”, отец Сергий Дурасов «Морозовы – старообрядцы», работа П.Хахалина-архив музея революционной боевой и трудовой славы г. Ногинска(АМРБТСН), воспоминание А.И.Морозова, архив краеведческого музея г.Ногинска (АКМН), рождение Глуховки. Компания Богородско-Глуховской Мануфактуры. (АКМН), журнал «Наследник».

morozov

Памятник одному из основателей текстильной промышленности Богородского уезда (ныне Ногинский район Московской области), бывшему директору Богородско-Глуховской прядильно-ткацкой мануфактуры Арсению Морозову в скором времени появится в Ногинске

Автором мемориала является дипломант Российской академии художеств скульптор Александр Провоторов. Мастер запечатлел фабриканта в полный рост, шагающим в расстегнутом купеческом сюртуке. В брючный карман ниспадает цепочка карманных часов — непременного атрибута деловых людей того времени.

thumb_21102_article_middle thumb_21103_article_big

Семья Трындиных

На Рогожском кладбище (2 участок слева в самом конце центральной аллеи) находится семейный участок известных старообрядцев Трындиных.     Вообще, что касается захоронений семьи Трындиных, то к 1917 г. на Рогожском кладбище было похоронено более 30 человек из семьи Трындиных. В архиве Рогожского кладбища, в книге записей по уходу за могилами указано что Трындины оплачивают уход за следующими участками: "старое место" площадью 9 кв.саж. (41 м2); "новое место" площадью 12 кв.саж. (55м2); "место Селиверстовой" площадью   15
кв.саж   (68 м2); «место Т.Г. Трындиной» площадью 6 кв.саж. (27 м2).  В настоящее время существует только последний участок, где в 1909 г.
 был похоронен Петр Егорович Трындин. Все остальные захоронения  семьи Трындиных были уничтожены в 30-е годы, вместе с другими могилами известных старообрядческих фамилий: Рябушинских, Бутиковых, Солдатенковых, Шелапутиных, Кузнецовых и др. Мрамор надгробий был использован для облицовки станций первой линии московского метрополитена. Множество памятников было взято для облицовки набережных. Гранитные памятники дробились на щебень и шли для строительства. 

Трындины - старинный старообрядческий род. Основателем рода Трындиных  в Москве стал Сергей Семенович Трындин. По дошедшим воспоминаниям, он крестьянин, старообрядец, пришедший в Москву из Владимирской губернии. Родиной Трындиных является местность Баглачево бывшего Владимирского уезда, куда входило несколько деревень, в 15 км. на запад от Владимира за рекой Клязьмой в сторону Судогды. Там, на Борисоглебском кладбище при церкви сохранились захоронения Трындиных конца XVIIIв. и до сих пор живут несколько семей Трындиных.

    Точных сведений о жизни С.С. Трындина не сохранилось; предположительные годы жизни: вторая половина 1750-х - начало 1820-х гг. Сергей Семенович был женат на Евдокии Нестеровне (1759 - 17 ноября 1831), экономической крестьянке, похоронена на Рогожском кладбище - "памятник поставлен детьми в благодарность незабвенной родительнице" (в 1933 г. могила была уничтожена). Точное количество детей в семье не установлено, имеются сведения о трех сыновьях: Матвее, Абраме и Егоре Сергеевичах.

Основателем оптической фирмы Трындиных в Москве является Трындин Сергей Семенович, крестьянин старообрядец, пришедший в Москву из Владимирской губернии.
Он начал работать в Московском университете механиком. Через некоторое время он основал в Москве свою оптическую мастерскую.
После того, как в апреле 1785 года, Императрица Екатерина II даровала самостоятельные права ремесленному сословию, Трындины были первыми русскими оптиками, имевшими свою мастерскую в России.
В 1809 году производство было расширено, и Трындины основали первый в России оптический русский магазин. Этот год считается годом официального основания фирмы Трындиных. Их магазин находился в Москве, на Кузнецком мосту. Во время Отечественной войны 1812 года, перед захватом французскими войсками Москвы, деятельность мастерской и магазина были прекращены, и семья Трындиных переселилась на родину во Владимир.
По окончании войны производство было восстановлено и расширено.
После смерти отца - Сергея Семеновича, мастерской и магазином владели его сыновья: старший - Абрам Сергеевич и младший - Егор Сергеевич. Владельцем фирмы считался старший - Абрам Сергеевич Трындин (1794-1856). В купечестве состоял с 1846 года. Купец III гильдии. Мастерская находилась в Мясницкой части, Б.Лубянка, дом князя Голицина.
В 1831 году фирма Трындиных участвовала в первой Московской промышленной выставке. В разделе физических и математических инструментов они представили: нивелир, астролябию, часы солнечные, циркули в футлярах, барометр, термометры и т.п.
По итогам выставки фирма была награждена за свои изделия золотой медалью. В дальнейшем Трындины экспонировались в большинстве Российских выставок (в 1835, 1839, 1843, 1849, 1853 и последующих). К 1909 году (столетний юбилей) фирма была удостоена двумя государственными гербами, 53 наградами и похвальными отзывами.
Затем, по взаимной договоренности братьев, Абрам Сергеевич начал новое дело (также оптическое), а старое отцовское заведение осталось за Егором Сергеевичем. В дальнейшем оптическое заведение Абрама Сергеевича, а затем его сына Ивана Абрамовича пришло в упадок, и после смерти Ивана Абрамовича, о нем ничего не известно.
В то же время дело, которое возглавил Егор Сергеевич (1806-1868), успешно развивалось. Фирма Трындина стала крупнейшим оптическим предприятием в Москве. Фирма состояла из фабрики и магазина оптических, хирургических, геодезических инструментов. В 1858 году Егор Сергеевич приобретает участок по Б.Лубянке и Б.Кисельному пер., где в дальнейшем находились фабрика и магазин.
Егор Сергеевич в купечестве состоял с 1858 года. В 1860 году был избран ратманом (член магистрата, по Табели о рангах относился к Х
II классу) 1-го Департамента Московского Магистрата. Как написано в его формулярном списке о службе, воспитание получил в доме родителей. Как и его родители был старообрядцем Рогожской общины. Егор Сергеевич скончался 29 декабря 1868 года и был похоронен на Рогожском кладбище (надо заметить что, почти все захоронения Трындиных были уничтожены в 30-е годы, вместе с другими могилами известных старообрядческих фамилий: Рябушинских, Кузнецовых, Бутиковых, Солдатенковых, Шелапутиных и др.). 

После смерти отца, Егора Сергеевича, в 1868 году к руководству фирмой пришли братья Сергей Егорович (1847-1915) и его младший брат Петр Егорович (1852-1909). Они дали название фирме - "Е.С. Трындина Сыновей". Именно при них фирма достигла наибольшего расцвета и стала самым крупным русским предприятием этого направления. Сергей Егорович в купечестве состоял с 1869 года. Купец II гильдии. Имея вместе с братом самое крупное русское предприятие по производству оптических, физических, хирургических инструментов и приборов он исполнял и десятки общественных обязанностей, а именно:
-был гласным Московской городской думы с 1889 по 1893 годы;
- один из самых деятельных членов попечителей Московского общества призрения, воспитания и обучения слепых детей с 1891 по 1913 годы;
-председатель Московского Городского попечительства о бедных Мясницкой части с основания попечительства в 1894 по 1915 годы;
-действительный член Комитета Христианской помощи в 1877-1898 годах и ряд других обязанностей.
За свои труды на разных поприщах Сергей Егорович был награжден званием коммерции советника и знаками отличия до ордена Святого Владимира 4 степени включительно.
Как и все его предки, Сергей Егорович состоял в общине Рогожского кладбища, был ревностным старообрядцем и много способствовал укреплению и развитию старообрядчества, помогал своими средствами и личными трудами в сооружении храмов и училищ. После Указа 1906 года о разрешении создавать старообрядческие общины Сергей Егорович состоял также в Остоженской старообрядческой общине, в течение многих лет избирался в совет этой общины и был одним из самых крупных жертвователей на строительство храма Покрова Пресвятой Богородицы, в 3-м Ушаковском переулке. В общине этого храма Сергей Егорович был товарищем председателя общины.

Младший сын Егора Сергеевича - Петр Егорович состоял в купечестве с 1896 года (ранее состоял в купеческом семействе брата). С 1900 года - Потомственный почетный гражданин. В 1907-1909 годах выборный Московского Купеческого сословия. Действительный член Комитета "Христианская помощь" Российского общества Красного Креста. Петр Егорович был крупным жертвователем в различных благотворительных учреждениях. Он много жертвовал в пользу комитета "Христианская помощь" как деньгами, так и вещами при оборудовании лечебниц и лазаретов, находившихся в ведении комитета. Много инструментов и препаратов было пожертвовано Петром Егоровичем комитету "Красного Креста" и др. Благодаря его пожертвованиям, был устроен музей при комитете "Христианская помощь".
В 1882 году фирма "Е.С.Трындина С-вей" приняла участие во Всероссийской промышленно-художественной выставке в Москве и была награждена серебряной медалью. Фирма поставляла свои приборы на всю Россию.
К 1885 году фирма настолько расширилась, что была открыта первая и единственная в России "паровая" фабрика физических приборов и хирургических инструментов с самым современным оборудованием. При фабрике действовала первая в России ремесленная школа для подготовки специалистов по изготовлению хирургических, ветеринарных инструментов и физико-механических приборов. В школе жили и обучались 25 учеников. Из них младшие проходили элементарный курс (Закон Божий, русскую грамоту и арифметику), а старшие обучались: физике, механике, черчению и знакомятся с теорией инструментов, их назначением и употреблением. Для этой цели школу посещает врач, знакомящий учеников с использованием хирургических и ветеринарных инструментов. В 1885 году Трындины стали "придворными физиками-механиками Императорских Театров и Императорских Дворцов, поставщиками князя Черногорского и поставщиками Общества русских врачей". В то время фирма выпускала физические, механические, хирургические и ортопедические приборы, носилки, переносные кресла, фонари для теневых картин. Тогда же, впервые в России, начала изготавливать учебно-наглядные пособия для ремесленных и технических училищ.
В 1885 году Трындины принимали участие во Всемирной выставке в Антверпене и были там единственными экспонентами от России в части хирургических инструментов, физических и оптических приборов. Они представили свои экспонаты в весьма большом количестве и столь высокого качества, что по итогам выставки были награждены золотой медалью за физические инструменты и серебряной медалью за хирургические инструменты. По результатам выставки фирма "Е.С.Трындина С-вей" была награждена высшей наградой Российской империи - правом изображать Государственный герб на своих изделиях и рекламных материалах.
В 1896 году в Нижнем Новгороде состоялась, крупнейшая в истории России, Промышленно - художественная выставка. Фирма представила свои экспонаты в четырех отделах. Были выставлены: хирургические инструменты и принадлежности, ортопедические аппараты, дезинфекционные приборы, всевозможные приборы и аппараты для хирургических операций и ухода за больными и ранеными, различные ветеринарные инструменты. Были также представлены: физические приборы, геодезические инструменты и волшебные фонари. Решением комитета выставки "За долговременное существование фирмы, при постоянном расширении производства; за весьма удовлетворительное исполненные приборы по физике и очень хорошие хирургические инструменты, а равно за хорошую постановку обучения учеников мастерству" фирма "Е.С. Трындина сыновей" награждена повторно правом изображения Государственного Герба. В то время на фабрике работало 175 рабочих, из них 25 подростков - учеников ремесленной школы.
В 1900 году проходила Всемирная Парижская выставка. От России участвовало 2500 экспонентов. Фирма "Е.С.Трындина С-вей" приняла участие в этой выставке и по итогам выставки была награждена высшей наградой "GRAND PRIX".
С 28 июня 1902 года фирма была преобразована в Торговый дом "Е.С. Трындина С-вей".
В 1904 году была построена левая часть здания Торгового дома по Б. Лубянке, 13, в которой располагался магазин и контора, а на крыше его открыли общедоступную астрономическую обсерваторию. Обсерватория была открыта для публики два дня в неделю, а по средам бесплатно для учащихся всех учебных заведений. При обсерватории была аудитория, с новейшими астрономическими и физическими приборами. При обсерватории был также музей старинных физических и астрономических приборов, представлявших исторический интерес.
30 марта 1909 года скончался Петр Егорович Трындин. Похороны его состоялись на Рогожском кладбище. Похороны были очень торжественными. На кладбище в Христорождественском храме состоялось отпевание, которое совершал архиепископ московский Иоанн со священниками - настоятелями церквей при общинах: Остоженской и Тверской, священниками и диаконами из храмов Рогожского кладбища.
После смерти отца - Петра Егоровича Трындина, вторым учредителем Торгового дома и Техническим директором завода становится его сын - Петр Петрович Трындин (1886-1937). На заводе под его руководством разработаны конструкции и освоено изготовление геодезических инструментов - теодолитов, угломеров, нивелиров и различных технологических аппаратов.
В 1914 году, с целью увеличения объема производства выпускаемых изделий, а также для привлечения дополнительного капитала, Торговый дом был преобразован в Торгово-промышленное Товарищество на паях "Е.С.Трындина С-вей в Москве". Учредителями Товарищества стали: коммерции советник Сергей Егорович Трындин, потомственный почетный гражданин Петр Петрович Трындин и вдова Петра Егоровича, Татьяна Гордеевна Трындина. Устав Товарищества был утвержден Государем Императором 5 апреля 1914 года.
Основной капитал Товарищества составлял 800.000 руб., разделенный на 1600 паев, по 500 руб. каждый. Право голоса имели пайщики, обладавшие не менее чем 5 паями. Членами Правления могли быть лица, обладавшие не менее чем 10 паями.
Постановлением общего собрания пайщиков избираются: Председателем правления - Сергей Егорович Трындин, директорами - Петр Петрович Трындин и Сергей Васильевич Щепотьев, кандидатом к ним - Татьяна Гордеевна Трындина. Техническим директором завода избирается - Трындин Петр Петрович.
Кроме выпускавшейся ранее продукции Товарищество начинает выпускать учебно-наглядные пособия для учебных кабинетов и лабораторий по физике, химии. В каталоге учебно-наглядных пособий, продаваемых фирмой в 1914 году, содержится 8643 наименования изделий (своего производства и импортных).
В 1914 году был построен новый фабричный корпус, позволявший довести число рабочих до 300 чел. Для контроля и проверки, как собственных инструментов, так и приборов полученных из-за границы была организована специальная физическая лаборатория. В июле 1915 году на фабрике работало 215 человек.
14 июля 1915 года скончался Сергей Егорович Трындин.
Похороны его были очень торжественными. Сначала в его доме в Пуговишниковом пер. его духовником с духовенством церквей Рогожского кладбища и Остоженской общины была совершена лития, а затем гроб поставили на носилки, и направились на Лубянку к магазину почившего, а оттуда на Рогожское кладбище. Многочисленные венки везли на 3х траурных повозках. На Рогожском кладбище процессия, при колокольном звоне, была встречена старообрядческим митрополитом Макарием с епископом Кириллом и другими священниками. Отпевание совершалось в Покровском храме. Могила его в настоящее время не сохранилась.

Братья Трындины внесли большой вклад в развитие старообрядчества в России. Помимо участия в создании Московской старообрядческой общины Рогожского кладбища, они были в числе учредителей новообразованных в Москве старообрядческих общин: П.Е. Трындин – Тверской, а С.Е. Трындин – Остоженской, Николо-Смоленской и Тверской. После смерти Сергея Егоровича председателем правления Товарищества становится Петр Петрович Трындин с оставлением за ним должности технического директора завода.
Деятельность Товарищества в этот период проходила весьма успешно. Производство увеличивалось, при повышении номенклатуры выпускаемых изделий. Дальнейшему увеличению производства стал мешать недостаток производственных площадей фабрики. Но в 1917 году обстановка в стране никак не могла способствовать расширению производства и сооружение новой фабрики было остановлено и решено продать всю принадлежавшую Товариществу землю и деньги употребить на расширение торговых операций.
В июне 1918 года был принят декрет СНК о безвозмездной национализации акционерных обществ и товариществ на паях. Техническое руководство заводом было оставлено за Петром Петровичем Трындиным, которое он осуществлял по 1927 год.
В дальнейшем, Торгово-промышленное Товарищество "Е.С.Трындина С-вей" было национализировано. Фабрика фирмы была названа - Государственный завод экспериментальных и измерительных приборов "Метрон".Завод "Метрон" был занят производством и ремонтом измерительных, хирургических и ортопедических приборов (буссоли, нивелиры, стетоскопы, термометры, зонды хирургические, бандажи и т.д.).
После революции завод находится в запущенном, разоренном состоянии. Музей старинных физических и астрономических приборов был разорен и распродан. Директорами завода назначаются совершенно некомпетентные лица, без образования и опыта работы в области точной механики. Идет частая смена директоров. За период с сентября 1923 по февраль 1931 год сменилось 7 человек.
Петр Петрович Трындин в отличие от своих отца и деда, не получивших систематического образования, окончил в 1905 году Московскую Практическую Академию Коммерческих наук со званием кандидата коммерции, личным почетным гражданством и серебряной медалью. В 1915 году он окончил Московский Университет по Естественному отделению Физико-математического факультета. После смерти Сергея Егоровича Трындина в 1915 году он возглавил Товарищество.
С 1921 год Петр Петрович работает Техническим руководителем завода "Метрон" и по совместительству в должности Начальника Технической части в Тресте Точной Механики при ВСНХ.
В 1923-24 был техническим руководителем завода "Геофизика" с сохранением должности на заводе "Метрон".
В январе 1925 году был командирован за границу в Германию и Австрию, как технический консультант по закупке точно-механических приборов.
С начала 1930-х гг. производство завода существенно расширяется и переводится на выпуск оборонной продукции, в частности, точных приборов для боевой авиации. В декабре 1936 г. он был переименован в «Завод №214» и с 1939 г. передан в ведении Наркомата авиационной промышленности. В октябре 1941 г. завод был эвакуирован в г. Свердловск, и в дальнейшем на его базе сформировалось уникальное промышленное предприятие «Уральский приборостроительный завод» – один из крупнейших производителей авиационных приборов в стране.

С декабря 1932 по 1937 г. работает начальником производственного отдела, а затем - старшим консультантом в тресте учебно-наглядных пособий Наркомпроса. 2 ноября 1937 года Петр Петрович арестован и обвинен в контрреволюционной деятельности по Статье 58 п. 10 УК РСФСР. Он обвинялся в том, что якобы Петр Петрович антисоветски настроен, восхищается немецкой техникой. На допросах Петр Петрович до конца отвергал эти обвинения, но, несмотря на это, обвинительное заключение было утверждено и постановлением Тройки при Управлении НКВД СССР по Москве и Московской области от 23 ноября 1937 года за "резкую контрреволюционную, фашистскую деятельность" приговорен к расстрелу.
27 ноября 1937 года приговор приведен в исполнение на Бутовском полигоне НКВД под Москвой. В эту ночь на Бутовском полигоне было расстреляно 159 человек. В 1989 году прокуратурой г. Москвы Петр Петрович Трындин реабилитирован. Такова краткая история первой российской частной оптико-механической фирмы Трындиных, история конструктивного отношения к делу представителей среднего сословия, их пытливого ума, их инженерной мысли, тяги к просвещению. 

Использованные материалы: История фирмы Трындиных по материалам

Е. Н. Трындина; Московский журнал 21.06.2017г.; Трындины: 120 лет работы на благо России. М. Николаев
657x340px-rogozhskoye_cemetery_44 51231782 i

Московское старообрядческое духовное училище совместно с оргкомитетом Международной конференции «Старообрядчество: история, культура и современность» объявляет о проведении III Научно-практического семинара «Актуальные проблемы старообрядчества».

konferencia

Мероприятие состоится 20 декабря (среда)  в Московском старообрядческом духовном училище.

Начало работы семинара в 14.00.

К участию в семинаре приглашаются ученые-историки, философы, богословы, культурологи, студенты духовных учебных заведений и гуманитарных вузов.

prezidium_konferencia

Работа семинара предлагает широкий спектр направлений:

  • История и культура старообрядчества
  • Старообрядческое вероучение, богословие и религиозно-философские основы
  • Старообрядцы за рубежом
  • Персоналии
  • Взаимоотношения с другими религиозными направлениями
  • Старообрядчество, общество, государство и др.

Заявка на участие в семинаре оформляется в произвольном виде. В заявке должна содержаться следующая информация:

  • Ф.И.О.
  • Наименование организации
  • Род деятельности
  • Тезисы доклада

Тезисы оформляются следующим образом:

Шрифт Times New Roman, кегль 14, интервал полуторныйНазвание тезисов — выравнивание по центру, жирными заглавными буквами, кегль 14. 

После проведения семинара предполагается публикация тезисов в разделе «Библиотека» на сайте Русской Православной Старообрядческой Церкви и на сайте Московского старообрядческого духовного училища.

Заявку с тезисами просьба отправлять на электронный адрес организационного комитета: nrpsc@yandex.ru

Просветительский отдел сообщает об официальном открытии церковного сайта Русской Православной Старообрядческой Церкви nashavera.com

Скачать Пресс-релиз

Скачать Иллюстрации

В Барнауле освятили старообрядческий храм Покрова Божией Матери

24 сентября в г. Барнауле состоялось долгожданное событие: был совершен чин освящения нового величественного храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

На торжество приехало множество духовенства, включая высокопреосвященнейшего Корнилия, митрополита Московского и всея Руси и 3 епископов, 9 священников, 6 диаконов, более 15 облаченных стихарных чтецов и свещеносцев, а также множество певцов, мирян. География прибывших подчеркивала как минимум всероссийский масштаб происходящего: это и сибирские города (Новосибирск, Томск, Новокузнецк, Минусинск, Омск, Улан-Удэ и др.), и Центральная Россия, и Урал, а также ближнее и дальнее зарубежье (Казахстан, Беларусь, Украина, Австралия).

Среди гостей и участников праздника были и выпускники и студенты Московского старообрядческого духовного училища РПСЦ.

Как сообщает портал «Алтайский старообрядец», после окончания богослужения Предстоятель Русской Православной Старообрядческой Церкви Митрополит Корнилий начал свою проповедь замечанием, что произошедшее - «это историческое событие не только для Барнаула или Алтая, а для всего старообрядчества России и, конечно, еще больше – старообрядчества дальнего и ближнего зарубежья».

После поздравления архиереев в ответном слове настоятель храма протоиерей Никола Думнов поблагодарил владык, честных отцов и гостей:

«Я преисполнен той радости и благодарности к вам, за то что вы приехали к нам, что составили такое великое торжество, которое последнее столетие здесь, наверное, не происходило. В исторической памяти многих поколений оно останется и будет в воспоминаниях согревать эти поколения людей. Мы премного вам благодарны, что вы нашли время, приехали, и составили нам такую радость!»

От имени главы администрации города Барнаула С.И. Дугина всех присутствующих поздравил председатель комитета по работе с обращениями граждан и общественными объединениями города Геннадий Васильевич Королев. В своем слове он отметил:

«Это наш общий праздник. Много лет назад светские власти приняли решение о выделении этого участка, и все эти годы заботливо следили,... чтобы вот такой величественный храм возник на этом месте. Мы надеемся, что он будет служить многие годы духовному окормлению наших граждан».

Храм Покрова в Барнауле - украшение и достопримечательность города. Спроектирован он старообрядческим архитектором Алексеем Афанасьевичем Синельниковым в древнерусских формах зодчества, во Владимиро-Суздальском стиле. В пространстве храма за счет сводов и арочно-парусных решений звучит необыкновенная акустика. Сам храм расположен на возвышении, поскольку вокруг него на улице Георгия Исакова и пересекающих ее улицах Покровской и 2-й Северо-Западной кроме стадиона «Лабиринт» и парка аттракционов «Арлекино» расположены многоэтажные жилые дома.

img_0141

Уважаемые дамы и господа!

Спешим сообщить, что 1 октября в 17:00 произойдет торжественная церемония открытия Третьего Международного Кинофестиваля имени Саввы Морозова!

Фестиваль, миссией которого является популяризация таких феноменов, как меценатство и благотворительность в самых различных проявлениях.

В рамках проекта будут представлены интересные тематические фильмы о предпринимателях, их деяниях и свершениях. Фильмы, героями которых являются «люди дела», те, кто посвятил свою жизнь труду на благо других. Впервые на фестивале будут представлены анимационные ленты.

Основное место проведение фестиваля остается неизменным – Рогожская Слобода, центр Русской Православной Старообрядческой Церкви.

В день открытия будут представлены фильмы:

  • «Владыка Иоанн. Слово молчаливое» Григория Шестакова, лента об одном из самых уважаемых и авторитетных личностей в старообрядчестве второй половины ХХ века — и начала ХХI.

  • «Cinema Dehors», совместная работа Filippo Rivetti и Татьяны Полиектовой -короткометражный анимационный фильм.

  • «Время первых» Дмитрия Киселёва, новый российский блокбастер, который поборется за выдвижение на премию «Оскар-2018». В основу фильма легла история полёта Алексея Леонова на корабле «Восход-2».

Всего на кинофестивале можно будет увидеть около 30 кинокартин из России, Белоруссии, Индии, Латвии, Франции, Австралии, Сирии и других стран.

Не изменяя своему формату просветительской площадки, в день открытия и на протяжении всего фестиваля пройдут интересные и емкие выступления и экскурсии.

Плакат-Рогожка

Сегодня, 27 сентября по новому стилю (14 сентября по старому) мы вспоминаем событие Воздвижения Креста Господня.

Изначально праздник был установлен в память обретения Креста Господня равноапостольным императором Константином и его матерью Еленой. После нахождения святыни множество народа стеклось в Иерусалим. Тогда иерусалимский патриарх Макарий встал на возвышенное место, и поднял – воздвиг – Святой Крест, чтобы все могли узреть святыню.

На иконах праздника обычно изображается не само историческое событие, а его церковное ежегодное празднование – когда епископ поднимает богослужебный крест и осеняет им верующих. То же мы можем увидеть и на нашей иконе. Она написана в XVI веке в Новгороде, сейчас хранится в Государственном историческом музее в Москве.

Воздвижение-Креста.-Двусторонняя-выносная-икона.-XVI-век.-Новгород

Первое, на что мы обращаем внимание – это крест, украшенный листвой. Он же притягивает взоры всех людей на иконе. К нему как бы «стягивается» и архитектура. Крест держит епископ; двое диаконов поддерживают его под руки, в память воздвижения тяжелого Креста Христова. Под епископской кафедрой сгрудились певчие в разноцветных праздничных одеждах и остроконечных шапках. Справа и слева от них толпится множество народа; справа, как бы во втором ярусе, осененные киворием изображены Константин и Елена. Они стоят выше толпы, но ниже епископа и креста.

На заднем плане изображен большой одноглавый храм, в котором угадываются черты Софии Константинопольской, что ещё раз подчеркивает не исторический, а богослужебный характер изображения. Вытянутая верхняя часть собора придает всему изображению устремлённость вверх, к небу. Интересно, что руки епископа образуют подобие купола, увенчанного крестом; фигуры священнослужителей становятся как бы барабаном, держащим купол, а стоящий народ – стенами храма. Таким образом художник подчеркивает, что люди – это и есть Церковь, соединяемая воедино Крестом Христовым.

 

Тропарь, глас 1: Спаси Господи, люди Своя, и благослови достояние Свое, победы державе Российстей на сопротивныя даруй, и Своя сохраняя Крестом люди.

Кондак, глас 4: Вознесыися на Крест волею, тезоименитому ныне граду Твоему щедроты Твоя даруй, Христе Боже, возвесели силою Своею державу Российскую, победы дая ей на сопостаты, пособие имущу Твое оружие, миру непобедимую победу.

Рожество Пресвятой Богородицы – первый праздник в церковном году. Это событие не описано в Евангелиях. Одним из источников, в которых мы можем почерпнуть о нём информацию, является апокрифическое сочинение II века – Протоевангелие Иакова. Оно написано от лица Иакова – брата Господня, одного из сыновей Иосифа, и описывает детские годы и юность Богоматери.

Самые ранние дошедшие до нас образы Рожества относятся к X-XI векам. Наша икона написана в середине-второй половине XVI века и хранится сейчас в Центральном музее древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублёва.

Весь образ написан в сложных зеленовато-охристых тонах. Ярко-киноварные и бардовые пятна гармонично распределены по поверхности иконы

Рожество Богородицы. Середина-вторая половина XVI века. Хранится в музее им. Андрея Рублёва, Москва..jpg

Праведная Анна в красном мафории полулежит на ложе; к ней подходят три служанки, с опахалом и сосудами. Справа вверху, в окне здания, изображён Иоаким. Внизу две служанки омывают Новорождённую. В более ранних изображениях фигура Анны может быть больше других, отсутствует изображение Иоакима. Также можно встретить изображение Девы Марии в колыбели.

Вокруг средника расположены 16 клейм, последовательно иллюстрирующих моменты из жизни Богоматери. Первые два клейма – принесение супругами жертвы и отвержение этой жертвы первосвященником, ввиду их неплодства. Затем опечаленный Иоаким удаляется в пустыню для молитвы, Анна остаётся дома, и им обоим является Ангел, благовествующий о рождении Дочери. Пятое клеймо – встреча радостных Иоакима и Анны у Золотых ворот. Второй ряд клейм открывает благословение Девы Марии первосвященниками: когда Ей исполнился год, Иоаким устроил большой пир, на который созвал множество народа, в том числе первосвященников, и те благословили Деву.

Седьмое и восьмое клейма – умиротворённые сцены семейной жизни, ласкание Девы Марии и первые Её шаги. Девятое - введение Её во храм. Десятое и одиннадцатое клейма – это моление первосвященника о жезлах и обручение Девы Марии Иосифу: по преданию, когда первосвященник окончил молитву, и возвращал жезлы, из жезла Иосифа вылетела голубка, обозначая его избранничество.

Нижний ряд клейм повествует о событиях, уже непосредственно связанных с новозаветной историей: Благовещение у колодца; испытание водой обличения – первосвященник усомнился в том, что Дева Мария осталась девою, и дал Ей и Иосифу испить воду обличения – но им обоим вода не повредила, из чего следовало, что они действительно чисты перед Господом, и первосвященник отпустил их.

И, наконец, последние три клейма - моление на горе Елеонской, явление Ангела Богоматери перед смертью, и прощание Богородицы с иерусалимскими женами. Интересно, что иконописец изображает сюжеты, не описанные в Евангельской истории, чтобы они не повторяли, а дополняли Священное Писание.

С Рождения Богоматери начинается преодоление вражды между человечеством и Богом. Она стала соединительным мостом между землёю и Небом; не зря ведь один из прообразов Богородицы – лествица Иакова (Быт. 28:10-17). Она стала вратами, через которые Господь прошёл в наш мир (Иезекииль, 44:1-4), храмом Премудрости (Прит. 9:1-11), вместившим в себя Христа.

Тропарь, глас 4:

Рожество Твое Богородице Дево, радость возвести всей вселенней. Из Тебе бо восия солнце правде Христос Бог наш. Разрушив клятву, даст благословение. И упразднив смерть, дарова нам живот вечныи.

Кондак, глас 4:

Иоаким и Анна поношения безчадства. И Адам и Евва, от тля смертныя свободистася, Пречистая, святым рожеством Твоим. То празднуют и людие Твои, вины греховныя избавльшеся вопиющи Ти, неплоды раждает Богородицу, и питательницу жизни нашея.

Сегодня, 28 августа (15 августа по старому стилю) мы вспоминаем Успение Пресвятыя Богородицы. В этот день Она окончила свои земные труды и вернулась к Господу, Богу и Сыну Своему.

По просьбе Богоматери, в день Успения апостолы были чудесным образом перенесены со всех концов света, где они проповедовали, в Иерусалим, чтобы проститься с Ней. После тихой кончины Девы апостолы торжественно пронесли Её тело в Гефсиманию, и похоронили в гробнице рядом с Её родителями и Иосифом обручником. По преданию, один из апостолов не смог присутствовать в день Успения, и прибыл лишь на третий день. Когда по его просьбе был открыт гроб Пречистой, Её тела в нём не оказалось – только погребальные пелены, от которых исходило благоухание. Поражённые апостолы поняли, что Христос вознёс Её в Свои обители прежде общего воскресения.

А вечером того же дня во время трапезы Она явилась ученикам, в окружении сонма ангелов, и сказала, что будет всегда с ними.

Настроение Успения ближе скорее тихой радости, чем печали. Это событие было праздником и для самой Богородицы: Она, всю жизнь проведшая с Богом, не могла не радоваться встрече с Ним.

Умиротворённое настроение отражается и в иконах Успения. Наш образ написан в начале XIII века для Успенской церкви Десятинного монастыря близ Новгорода. Светлый колорит, мягкие, округлые контуры фигур, сдержанные жесты, спокойные лики настраивают на вдумчивое рассматривание.

Новгород.-Для-церкви-Успения-Десятинного

Дева Мария лежит на светлом ложе, со сложенными накрест руками. По сторонам от него – две группы апостолов и святители: слева – Иерофей с ручной кадильницей (кацеей) и Дионисий Ареопагит; справа – Иаков брат Божий, бывший на тот момент епископом в Иерусалиме.

За ложем, по центру иконы изображён фронтально стоящий Христос. Он бережно держит в руках Её душу, изображённую в виде младенца, как символ рождения в новую жизнь. Невольно возникают ассоциации с Рожеством – так же носила на руках Дева Младенца Христа.

По сторонам от Него – два ангела с покровенными руками, готовящиеся принять светлую Душу. В самом верху ангелы возносят Её в усыпанный звёздами сегмент неба.

По сторонам в верхней части иконы мы видим апостолов, несомых на облаках в Иерусалим. Эта деталь встречается не на всех иконах Успения. Такой извод с летящими апостолами обычно называется «облачным». Полы их одежд развеваются, словно подхваченные ветром.

На переднем плане – подножие, на котором стоят туфли Богоматери – в знак оставления Ею земных трудов. С XV века перед ложем начинают изображать апокрифическое сказание о первосвященнике Афонии. Он хотел перевернуть ложе Богоматери, но успел лишь дотронутся до него – ангел отсёк ему руки, так что кисти остались отделёнными, как бы приросшими к ложу. Лишь после раскаяния Афонии, и молитвы к Богородице его руки вновь срослись.

Лики-апостолов.-Успение-Богородицы.-Начало-XIII-века.-Новгород.-Для-церкви-Успения-Десятинного

Одухотворённые лики апостолов излучают свет. Почтительно склонился к ногам Богоматери апостол Павел; приник к изголовью ложа Иоанн Богослов; мерно кадит апостол Петр. Плавный ритм складок, наклонов голов, чередование разбелённого голубого, различных оттенков розового, коричневого, охристого и зелёного – всё удивительно гармонично. Когда смотришь на икону, всё вокруг словно замирает, душа успокаивается.

Хочется верить, что, как поётся в тропаре праздника, «…во Успении мира не остави, Богородице». Пресвятая Дева была, есть и остаётся Заступницей и Молитвенницей, Предстательницей перед Христом за весь человеческий род.

Тропарь, глас 1:

В рожестве девьство сохранила Еси, и во Успении мира не остави Богородице. Преставибося к животу, Мати сущи живота, и молитвами Твоими избавляеши от смерти душа наша.

Кондак, глас 2:

В молитвах не усыпающую Богородицу, и в заступлениих известное упование, гроб и смерть не удержаста. Но яко животу Матерь, на живот престави, иже во утробу вселивыися приснодевственую.