Иконография Крещения Христова сложилась на основе Евангельских текстов. Все четыре евангелиста (Мф.3:13–17; Мк.1:9–11; Лк.3:21–22; Ин.1:29–34).) описывают омовение Христа пророком Иоанном Крестителем в Иордане.

Это событие, как и Сретение, устанавливает преемственную связь между Ветхим и Новым Заветом. Иоанном Предтечей оканчивается плеяда пророков; в мир пришёл Тот, о котором они предвозвещали, которого столько лет ждали. Все пророчества исполняются на Нём; сам Иоанн Предтеча, которого народ почитал за его несомненную святость чуть ли не Мессией, свидетельствует о Христе: вот Он, истинный Мессия, Ангец Божии, «вземляи грехи всего мира».

1

В отличие от уравновешенных и спокойных композиций Рожества Христова, передающих тихую радость пришествия в мир Спасителя, образы Крещения более подвижные. Склонились ангелы; прикасается рукой к главе Христа Предотеча; Спаситель выходит из вод; спускается с небес в образе голубя Святой Дух. Горы словно раздвигаются, чтобы дать простор Иордану; воды клубятся и движутся… Всё – во вневременном покое, и одновременно – в движении жизни. Интересно, что это прослеживается и в песнопениях праздников: для Рожества Христова характерна спокойная торжественность мелодий, песнопения же Богоявления, в особенности – ирмосы, несут совсем другое настроение: они пронизаны волнением соприкосновения человечества и Бога, трепетом земли перед пришедшим Владыкой.

2

«Море виде и побеже, Иордан возвратися вспять…» Это слова из 113 псалма. Это – о странствиях народа избранного, о переходе через Чермное море и Иордан; событие, которое и в Новом Завете (1 Кор.10,1-2), и в творениях святых отцов понималось, как пророческое указание на Крещение. На иконах в качестве отсылки к тексту псалма часто изображались фигурки стремительно уплывающих мужчины – персонификации Иордана и женщины - моря. У этих персонажей есть и ещё один смысл: они как языческие «боги», которые на самом деле являются слугами диавола, не могут вытерпеть присутствия Владыки, и бегут от Него.

3

В образах Богоявления запечатлевался главный смысл события – явление миру одного из лиц Святой Троицы, о котором Отец и Святой Дух свидетельствуют. Дух Святыи изображается, согласно евангельскому тексту, в виде голубя, спускающегося с небес на Христа; глас Бога Отца чаще всего изображался в виде благословляющей Десницы в небесном сегменте; в раннехристианском искусстве, неразрывно связанном с античным, жесты рук связывались с жестами ораторов, и являлись зримым отображением речи. В XVI-XVII веке в иконе Богоявления ту же функцию начинает выполнять изображение Бога-Отца со свитком в руке: «Се есть Сын Мой возлюбленныи…»

4

Крещение неразрывно связано с Воскресением Спасителя. Об этом пишет и апостол Павел: «Елицы во Христа Исуса крестихомся, в смерть Его крестихомся. Спогребохомся убо Ему крещением в смерть, да якоже воста Христос от мертвых славою Отчею, тако и мы во обновлении жизни ходити начнем» (Рим. 6, 3-4)

Иконописцы в изображениях Крещения вводили мотивы, напоминающие о Погребении Спасителя и Сошествии во ад. Так, с погребением ассоциировались изображения Христа, погруженного под воду с головой, а с Сошествием во ад – изображения Христа, стоящего в Крещении на подножии, напоминающем попираемые врата ада.

5

В псковской иконе начала XIV века изображены два легендарных источника Иор и Дан, при слиянии которых образовалась река Иордан. Скалистый берез со всех сторон окружает фигуру Христа; таким образом, Спаситель оказывается как бы заключённым в ущелье, напоминающее пещеру ада.

Интересно, что цвет неба, фона иконы, совпадает с цветом Иордана и его истоков. Вода словно отражает в себе небо: через зрительные образы художник раскрывает тайну освящённости воды Небом. Водная стихия, со времён потопа вселяющая страх в души людей, теперь даёт людям новое рождение.

Христос принимает крещение покаяния не для очищения грехов – ведь как безгрешный Бог Он не имел их – а чтобы исполнить «всякую правду». Это – Божия правда, указывающая путь всем людям: в Церковь Христову можно прийти только через таинство Крещения.

Тропарь, глас 1:

Во Иордане крещающутися Господи, тройческое явися поклоняние. Родителев бо глас свидетельствоваше ти, возлюблена Тя Сына именуя. И Дух в видении голубине, извествоваше словеси утвержение. Явлеися Христе Боже наш, и мир просвещеи, слава Тебе.

Кондак, глас 4:

Явился Еси днесь вселенней, и свет Твой Господи знаменася на нас, в разуме поющих Тя. Прииде и явися свет неприкосновенныи.

 

Список иллюстраций:

1. Двусторонняя икона-таблетка (оборот – Сретение). Из комплекта «Троицких таблеток». Вторая четверть XV в.

2. Аллегория Иордана. Деталь иконы Крещения из праздничного чина Успенского собора во Владимире, московская школа, 1408г. (из картинки В)

3. Крещение Господне, миниатюра из минология Василия II, X в.

4. Икона Крещения из праздничного чина церкви Николы погоста Любятово в Пскове, псковская школа, первая половина XVI в. (с Саваофом)

5. Икона Крещения, возможно происходит из церкви Успения с Пароменья в Пскове, псковская школа, начало XIV в.

21 декабря в Музейно-выставочном комплексе школы акварели Сергея Андрияки была открыта экспозиция "Рисованный лубок старообрядцев". В открытии выставки принимал участие предстоятель РПСЦ  митрополит Корнилий. Студенты духовного училища так же принимали участие в этом мероприятии.
fpgu-i5tmcg k2bzbje0al8 ntbgncx_hrm vq9j5_rytqm zoni3yvenje

i400

В последние годы патриаршества Иосифа (1642-1652 гг.) под руководством царского духовника Благовещенского протопопа Стефана Вонифатьева, в Москве образовался кружок ревнителей благочестия. Пользуясь своим личным влиянием на царя Алексея Михайловича, Стефан Вонифатьев внушил правительству мысль принять ряд мер к упорядочению богослужения, к сокращению пьянства, уличных игрищ со скоморохами, песнями и т.п. Духовным и светским властям различных городов был дан из Москвы относительно этого ряд грамот со строгим наказом и с разрешением употреблять против ослушников суровые меры. Разумеется, во многих местах эти предписания никакого действия на жизнь не оказали. Но кое-где, были представители духовенства, которые старались бороться с нестроениями религиозно-нравственнной жизни своей паствы. Так было, между прочим, и в Костроме, где надзор за церковной жизнью был поручен игумену Богоявленского монастыря Герасиму и соборному протопопу Даниилу. Относительно первого из этих лиц мы имеем очень мало сведений. По документам видно только, что игумен Герасим был человек довольно книжный и заботившийся об устроении своего монастыря. Но соборный протопоп Даниил заявил о себе более определенно, а в последующее время получил довольно широкую известность за пределами Костромского края.

В полдень 28 мая 1652 г. на улицах Костромы появилась толпа, состоявшая, главным образом, из крестьян сел Селищ, Минского и окрестных деревень, которые в то время принадлежали боярину Глебу Ивановичу Морозову. Крестьяне шли с песнями, с шумом, но они двигались не бесцельно. Во главе их был поп села Селищ Иван и вел их за собою освобождать тех узников, которые были посажены за разные бесчинства в палату под соборною церковью. Расходившиеся буяны сбили замок и выпустили из заключения троих из своих собратий. Страсти разыгрались далее. Послышались угрозы по адресу игумена Герасима и соборного протопопа Даниила. Последний, опасаясь за свою жизнь, сперва ушел в собор, оттуда после заутрени скрылся на двое суток в Воздвиженском монастыре. Толпа искала его в городе и около собора. Когда все успокоилось, протопоп Даниил написал в Москву жалобу, где подробно передал обо всех своих злоключениях и нарисовал очень мрачную картину религиозной жизни в Костроме. Когда была получена в Москве эта жалоба, стольнику Еропкину поручили произвести подробный сыск в Костроме и в уезде о всех описанных Даниилом бесчинствах. Допрошена была масса духовных и светских, и их показания составили обширное дело в 270 листов, хранящееся теперь среди документов Московского архива Министерства Юстиции, только, к сожалению, с утраченными листами в начале и в конце. Содержательны показания духовных лиц. Они интересны именно не столько для выяснения всех подробностей события, сколько для характеристики отношений остального духовенства к протопопу Даниилу и его нравоисправительным стремлениям. Настоятели Костромских монастырей отозвались неведением. Из духовенства Костромского собора и приходских церквей большая часть уклонилась от сообщения подробностей по делу. Эти сдержанные ответы ясно показывают, что в своем стремлении поучать прихожан на добрые дела Даниил не встречал поддержки во всей массе Костромского духовенства и в ближайших к нему людях – соборянах. Молчат о Данииле и местные костромские документы. Но его дальнейшая судьба становится более интересной, и мы видим его далее уже в Москве, в кружке ревнителей благочестия. Примерно с середины 40-х гг. XVII в. служил в Москве, стал членом ревнителей благочестия кружка, возглавляемого настоятелем кремлевского Благовещенского собора и духовником царя Алексея Михайловича протопопом Стефаном Вонифатьевым. Члены кружка добивались устранения нарушений в богослужении (в первую очередь «многогласия», т. е. одновременного совершения нескольких чинопоследований), введения проповеди после богослужения, повышения нравственного уровня духовенства. Даниил сблизился с участниками кружка - настоятелем Казанского собора на Красной площади Иоанном Нероновым, а позднее с протопопом Аввакумом. Протопоп Аввакум в своей автобиографии рассказывает о себе, что после столкновения с воеводой и жителями г. Юрьевца, он должен был удалиться из прихода и двинулся в Москву. «На Кострому прибежал, - говорил Аввакум, - ано и тут протопопа же Даниила изгнали».

По-видимому, в начале 1649 г. Даниил был назначен настоятелем Успенского собора в Костроме (в соборе пребывала особо чтимая первыми царями из династии Романовых главная святыня Костромы - Феодоровская икона Божией Матери) и тогда же Даниил был возведен в сан протопопа. Предположительно назначение в Кострому, почитаемую как «колыбель царской династии», состоялось благодаря поддержке кружка Вонифатьева. В Костроме Даниил активно взялся за претворение в жизнь идеалов ревнителей благочестия. В проповедях в Успенском соборе он обличал пьянство и безнравственность среди мирян и духовенства, активно выступал против любимых народом скоморохов; по распоряжению настоятеля время от времени под замок в палату под собором сажали - «в смиренье» - нарушителей общественного порядка (в основном пьяных).

Даниил пытался бороться с общественными пороками чрезмерно круто, не считаясь с укоренившимися обычаями. В 1652 г., во время масленицы и Великого поста, по настоянию Даниила в Костроме были закрыты все кабаки, что вызвало резкое недовольство значительной части горожан и жителей окрестных селений. Властные действия Даниила были причиной неприязни к нему со стороны главы местной администрации воеводы Ю. М. Аксакова. В конце мая 1652 г. произошел инцидент, после которого Даниил был вынужден покинуть город. 26 или 27 мая протопоп посадил в палату под собором 3 нарушителей. 28 мая в кремль пришла большая толпа крестьян из сел Селище и Минское, принадлежавших в то время боярину Г. И. Морозову Толпа, в которой было много пьяных, сбив замок, освободила узников. Мятежники избили нескольких сторонников протопопа, искали и Даниила, который, спасая свою жизнь, сначала укрылся в соборе, затем 2 дня жил в находящемся в кремле Крестовоздвиженском монастыре. Во время бесчинств воевода, двор которого находился вблизи от собора, также не принял мер к восстановлению порядка.

В первых числах июня Даниил покинул Кострому и отправился в Москву. Прибыв в столицу, Даниил подал на имя царя челобитную с описанием событий в Костроме. По этой челобитной стольнику В. М. Еропкину было поручено произвести в Костроме и уезде следствие, материалы которого свидетельствуют о недовольстве настоятелем собора большей части костромичей и жителей окрестных селений.

Накануне Великого поста, в 20-х числах февраля 1653 г., незадолго до этого возведенный на Патриарший престол Никон разослал по московским церквам «Память», в которой предписывалось изменение количества поклонов во время великопостного богослужения и замена двуперстного сложения для крестного знамения троеперстным. «Мы с Даниилом, - говорит Аввакум, - написав из книг выписки о сложении перст и поклонах, и подали государю». По решению кружка боголюбцев в конце февраля 1653 г. Аввакум и Даниил написали протестующую челобитную - «О сложении перст и о поклонех», которую подали царю Алексею Михайловичу.

4 авг. 1653 г. в Москве был арестован и вскоре сослан в Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере Иоанн Неронов - один из главных противников богослужебных нововведений. Равным образом, Даниил участвовал и в составлении другой челобитной за Неронова 

Аввакум и Даниил вновь подали царю челобитную, протестуя против ареста Неронова. Через несколько дней Аввакума арестовали и сослали в Сибирь. Тогда же, видимо в конце августа, был схвачен и Даниил. Но новый патриарх Никон принял ряд строгих мер против членов кружка. «После того, - рассказывает Аввакум, - вскоре схватил Никон Даниила, в монастыре за Тверскими вороты, при царе остриг голову и, содрав однорядку, ругая отвел в Чудов монастырь в хлебню, и муча много, сослал в Астрахань. Венец тернов на главу ему там возложили, в земляной тюрьме и уморили». В другом месте Аввакум называет Даниила священномучеником, пострадавшим за правоверие от Никона, а в «Винограде Российском» Даниил именуется «предивным», на ряду с Павлом епископом Коломенским, и Аввакумом. Вот эти отзывы показывают, что Костромской протопоп Даниил был одним из видных деятелей в кружке первых расколоучителей хотя подробности о его Московской жизни до нас не дошли, равно как и нет возможности определить, степень его участия в составлении упомянутых выше челобитных. В 1656 году Богоявленский игумен Герасим участвовал в суде над Иоанном Нероновым, причем здесь несомненно вспоминалось и имя Костромского протопопа Даниила, который вместе с Герасимом начинал в Костроме борьбу с бесчинствами и так печально закончил свою пастырскую деятельность…

Со времени начала церковного раскола в середине XVII в. Даниил наряду с Аввакумом, Морозовой, Коломенским епископом Павлом почитался старообрядцами как мученик. Последний до Октябрьской революции Освященный собор Русской православной старообрядческой церкви состоявшийся на Рогожском кладбище в Москве, 31 мая 1917 г. постановил прославить Даниила в числе др. мучеников раннего старообрядчества (память 3 сентября). Службу Даниилу составил старообрядческий Нижегородский и Костромской епископ Иннокентий (Усов), впоследствии митрополит Белокриницкий.

Первая икона Даниила была написана в 2003 г. для старообрядческой церкви Рождества Богородицы в селе Дурасово Красносельского р-на Костромской обл. (иконописец И. В. Никольская). На ней изображенный во весь рост Даниил, благословляющий Кострому, осененную Феодоровской иконой Божией Матери.

Источники и литератураДенисов С. Виноград российский. М., 1906.;

Житие протопопа Аввакума // ПЛДР. XVII в. М., 1989. Кн. 2.;

Освященный собор // Слово Церкви. 1917. № 24. С. 443; К вопр. о прославлении старообрядческих мучеников.

 Виноград Российский, или описание Пострадавших в России за древлецерковное благочестие, написанный Симеоном Дионисиевичем (кн. Мышецких). Москва. 1906. Гл. 2. Л. 16.

С.Введенский. Очерк из истории раскола в первое время его существования.

III Научно-практический семинар «Актуальные проблемы старообрядчества» прошел в Московском старообрядческом духовном училище на Рогожском 20 декабря 2017 года. Ставший уже традиционным ежегодный декабрьский научный семинар объединяет исследователей истории и культуры старообрядчества, ученых и студентов, делающих свои первые шаги в науке.

Открытие семинара началось с приветственного слова митрополита Московского и всея Руси Корнилия, который подчеркнул важность новых исследований по темам, связанным со старообрядчеством. Директор МСДУ Анатолий Иванович Шатохин после приветственного слова поделился своими научными изысканиями о старообрядческом епископе Владимирском и Ивано-Вознесенском Каллисте.

Церковный историк и публицист, редактор издательского отдела Русской Православной Старообрядческой Церкви Глеб Станиславович Чистяков рассказал о переиздании популярной брошюры «История Русской Православной Старообрядческой Церкви (краткий очерк)».

Далее к участникам семинара обратился руководитель пресс-службы РПСЦ кандидат философских наук Роман Юрьевич Аторин, который кратко осветил основные этапы реализации президентского гранта, направленного на развитие информационно-просветительской деятельности, в том числе официального сайта Церкви.

В работе III Научно-практического семинара приняли участие редактор издательского отдела Свято-Филаретовского православно-христианского института Татьяна Александровна Васильева, преподаватель МСДУ Сергей Валерьевич Волков, представитель Московского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Валерия Владимировна Малькова, журналист интернет-портала Марина Николаевна Волоскова, журналист и переводчик Кирилл Леонидович Меламуд, а так же студенты МСДУ Павла Кирпичникова, Даниил Гордиенко, Михаил Егоров, Мария Олару и др.

2qu2p9ga8i 1gxbe4i7gaw idtkcdxbkh0 r0vxerfy6l8